Ветвь 1: (в стихах). Женитьба близнецов

Армянский эпос

Ветвь 1: (в стихах). Женитьба близнецов

Сообщение MinIrAl » 14 мар 2010, 14:20

Два брата встали, «Будьте счастливы»,— сказали.
Из Зеленого города уезжали они,
К Медному городу поскакали они.
К крыльцу царя каджей прискакали они,
Чтобы вывести Дехцун, силою увести.
Царь каджей сказал: «Санасар,
Дехцун за городом, в замке живет,
А привратником там — дэв Амдол.
Коль посмеешь — иди, уведи».
В городе остался Багдасар.
Санасар был удальцом сасунским —
Оружие взял, в седло вскочил и в путь.
И вот на скале белый замок увидел он.
И к нему направил коня.
«Поглядим, — сказал, —
Не здесь ли живет Дехцун златокосая?»
И доехал он до ворот.
И в громадных воротах видит он вход.
Ударил в дверь Санасар, Закричал:
«Открой, а не то Ворота твои на тебя свалю».
Замер дэв Амдол, от страха ноги отнялись.
Дехцун посмотрела в оконце, глядит:
Там стоит Санасар.
И бежит, открыла дверь, говорит:
«Свет очей моих, ты на радость пришел,
Мой властелин».
Санасар с коня сошел.
Обнялись они
И пошли, в замок вошли.
Сказала Дехцун: «Умру за тебя!
Отвечай, Санасар, к добру ль твой приход?»
Отвечал Санасар:
«Я прибыл сюда тебя в жены взять».
И сказала Дехцун: «Добро!
Найду ли такого, как ты, удальца?»
И стояла она перед ним.
И глядит Санасар — красива она,
Милее для глаз, милее в семь раз,
Чем снилась ему.
Поменялись кольцами они.
И сказала Златокосая: «Санасар!
Мне жалко тебя, юноша ты,
Зачем ты пришел за мной?»
— «Почему ты жалеешь меня?»
Отвечала Дехцун:
«Потому я жалею тебя, что могут тебя убить
Ведь это царство — край чародейный.
Мы ночью уйдем, — сказала она,—
Чтобы город не проснулся, не узнал,
А проснется город, узнает —
Не даст меня увести».
Сказал Санасар в ответ:
«Нет, не страшно мне! Нет, я днем уйду,
Не стоит и говорить!
Коли идешь,
На коня моего вскочи!
А не идешь —слово скажи, я коня поверну, умчусь!» —
«Как же мне не идти?— сказала Дехцун.—
Для тебя я живу, лишь тебя я люблю,
Я тебя призвала, чтоб уехать с тобой».
Сказала и прыгнула на коня.
И погнал коня Санасар.
Со всем, что встречалось ему в пути,—
Был ли то камень, куст или зверь,—
Здоровался Санасар.
Уж виднелась граница земли царя каджей,
Тут встретился им омерзительный зверь.
Не поздоровался с ним Санасар.
А зверь этот к Небу взвился.
Громким голосом заревел:
«Р-р-р-а! Р-р-р-а! Забрал! Украл!
Санасар Рыжеволосую забрал!»
Голос камень услыхал, кусту сказал,
Куст деревьям сказал,
Ствол древесный зверям сказал,
Голос до города путь сыскал,
В городе каждый друг другу сказал.
Опомнились все.
Все поспешно поднялись.
Всадники по полю растеклись,
За Дехцун понеслись.
Морскому песку имеется счет,
И звездам небесным имеется счет,
И травам земным имеется счет,
Всадникам — счета нет.
Но то был Санасар! Он отвез
На вершину горы Дехцун,
И вернулся, и к всадникам прискакал,
Меч-Молнию выхватил и сказал:
«Тебя поминаю, творец.
Ратный крест, поминаю тебя!»
И всадников начал рубить.
В их гуще сражается Санасар,
Разбивает, кромсает, скачет вперед.
А потом глядит Санасар:
От него люди бегут,
lВдаль спешат —
Издали люди бегут
И к нему спешат.
Это ярый бился Багдасар.
Он скакал, избивая горожан.
И увидел Багдасар всадника вдалеке.
Всадник кровью покрыт.
Всех мечом сечет.
Закричал ему Багдасар: «Ты умрешь!
Как вижу я, Санасара ты убил.
Доберусь до тебя, твою душу богу предам».
Размахнулся он, и ударил он
Санасара палицей в грудь.
К крупу коня откинулся Санасар,
Но снова уселся в седле.
Повернулся брат и ударил вновь,
Снова выбил его из седла.
И опять—в седле Санасар. И запел он так:
"Да не гаснет к молитвам жар.
Всё —царя небесного дар.
Знакомый удар! Так ярый бьет Багдасар.
Знакомый размах! Так ярый бьет Багдасар".
Слышит эти слова, узнает Багдасар,
Что пред ним Санасар, говорит:
«Ты весь кровью покрыт, я тебя не признал.
Как же ты не признал меня,
Не дал знака мне, мне ударить дал? —
И Санасара спросил:
— Ты добычу привез иль вернулся ни с чем?»
Отвечал ему Санасар:
«Я дочь царя каджей привез.
Вон там она, на горе».
И брата он взял, повел к Дехцун,
Да издали ей подмигнул:
«Поцелуй, мол, руку ему».
И руку Багдасара поцеловала она.
Ей очень обрадовался Багдасар.
«Невесточка, —молвил он,—
Смой ты кровь с одежды брата моего.
Недобитая рать —доля моя!»
И мгновенно Багдасар
В руку взял копье.
Бросился к коннице, начал колоть.
Не сразил только тех, кто дома сидел.
Всех перебил, никого не оставил,
Кто бы весть горожанам принес.
Так братья вдвоем,
С этого края — один, с другого края — другой,
Опрокинули всадников рой,
И вопли неслися кругом.
И прибыл царь каджей, сказал:
«Ради бога, сасунские храбрецы,
Не убивайте больше моих людей.
Что хотите, я всё вам дам:
Дочь хотите — ее вам дам,
Царство хотите — его вам дам»
Сказали они: «Дехцун мы хотим —
Вот и берем».
И взяли они Дехцун,
Приехали к старцам они.
Сдержали коней, спустили наземь ее.
Поставили перед старцами.
Молвил юноша Санасар:
«Пришли эти сорок людей за тобой.
Приманила их ты, обратила их ты в стариков.
Ну-ка возьми, чары сними.
Снова возраст им дай
Тот, в котором пришли».
Златокосая говорит: «Все они за мною сюда пришли,
Если им я молодость верну —
Вызовут вас на бой.
Возьмите меня, едем скорей!» —
«Так не годится»,— сказал Санасар.
Поворожила тут Дехцун,
Позвала, призвала птицу свою.
Птица запела — к пришельцам вернулись года.
Те, в которых они пришли.
Сказал Санасар: «Хорошо!»
Отвел в сторону Дехцун,
К молодцам подошел.
Речь завел: "Храбрые пахлеваны,
К Златокосой вели вас пути.
Но было нужно вам в бой пойти.
После боя ее увести.
И мы Дехцун захотели найти,
И вот мы, два брата, в этом краю
Сражались и победили в бою,
И тогда лишь взяли ее, сюда привезли.
Ну! Силу вы снова теперь обрели.
Дехцун подождет за холмом,
А мы —биться начнем.
Коль нас двоих вы в силах одолеть,
Дехцун достанется вам,
А если одержим победу мы —
Станет нашей она«.
Говорят пахлеваны в ответ:
«Эй, Санасар, Багдасар!
Вашей волею мы свободны вновь.
Снова в жилах у нас молодая кровь,
Неужели с вами драться мы станем?
Нет, с вами драться не станем,
Нужно ехать нам в наши края».
Сказал Санасар: «Чужеземные братья,
Так согласны вы, чтоб я взял ее,
Чтоб делить с ней стал житье-бытье?»
Говорят они: "Да, знай отраду с ней,
Поздравленья прими, ведай только добро!
Будьте счастливы!«— сказали эти сорок человек
И разъехались по своим краям.
И каждый вернулся в свой дом.
Санасар и Багдасар взяли девушку с собой,
К Сасуну направили путь.
Сказал Санасар: «Мой брат,
Златокосую ты бери!»
Отвечал Багдасар: «Не возьму!
Два раза тебе написала „Привет“.
За нее ты сражался, ты и должен забрать.
Где это видано, где это слыхано.
Чтоб невесту брат у брата отбирал?
В жены себе возьму
Ту, что мы от вишапа спасли».
Долго ль, коротко ли были в пути,
Глядят, кто-то едет на сивом коне.
Всадник им закричал: «Эй вы, псы!
Гурия эта достойна меня, куда вы везете ее?»
Сказал Санасар: «Брат,
Моего подержи коня.
Пойду погляжу, что он там говорит».
Закричал Багдасар: «К черту ступай!
Каждый раз ты идешь на бой, — Я пойду!»
Сказал Санасар: «Иди, сердиться зачем?»
Багдасар коня погнал, поскакал, в поле встал.
Тот словцо послал — этот не сплошал.
Оба с коней долой и вступили в бой.
Багдасар врага схватил, наземь положил.
Ну а тот свой ворот расстегнул.
Грудь свою открыл, молвил: "Багдасар,
Я сестра вон той, что везете вы.
Я семь лет пробыла в горах.
Оттого я из дому ушла.
Чтоб не видеть колдовства Дехцун.
И в Зеленый город я пришла,
У царя той стороны жила,
И узнала я: иссякли чары Дехцун,
И увозит ее Санасар,
Ты ведь тоже со мной обручен,
И вот я пришла к тебе«.
И сели они вчетвером на коней,
К Сасуну направили путь.
И прохожего с вестью послали они К Цовинар-хатун:
«Мы каджских царевен с собой привезли,
Златокосую Дехцун да ее сестру.
Трубы готовьте, бубны готовьте.
Пускай нас гусаны ждут,
Едем свадьбы справлять».
И родительница их, Цовинар-хатун,
Тут по сорок разных труб собрала,
И по сорок разных бубнов собрала,
И гусанов привела.
Горожан созвала.
С Дехцун венчается Санасар,
А с сестрой ее — Багдасар.
И сорок дней, и сорок ночей
Над снедью вздымается пар,
И радостен свадебный пир.
И вот Багдасар с женой молодой
Уехал в Багдад.
В Сасуне жил Санасар.
Бездетным был Багдасар.
Санасару сына послал господь.
И назван он был Всрго.

Еше двое мальчиков родилось.
Один был назван — Ован-Горлан,
Другого назвали — Мгер.
Ни на что не годен был Верго,
А Ован вправду был Горлан:
Семью шкурами буйволов обматывал он себя
А уж после вопил, а то лопнуть мог,
Ну а Мгер — одаренный был.
Всё ушло. Смерть пришла к Санасару, и умер
Цовинар-хатун умерла.
Умерли все.
Остались в живых:
Кери Торос и Дехцун, Верго,
Ован-Горлан и Мгер.
Времена Мгера пришли.
С поклоном помянута будь
Ты, Дехцун, — тысячу раз
С поклоном помянут будь
Ты, Кери Торос, тысячу раз!
С поклоном помянут будь
Ты, Овнан-Горлан, — тысячу раз!
С поклоном помянут будь
Ты, Старший Мгер, тысячу раз!
С поклоном помянута будь
Ты, Армаган, — тысячу раз!
С поклоном помянута будь
Ты, Исмил-ханум!
Разделяет не пропасть, а разница уровней...
Аватара пользователя
MinIrAl (Автор темы)
Полуночник
Полуночник


Вернуться в Армянский эпос



 


  • Похожие темы
    Комментарии
    Просмотры
    Последнее сообщение

Активность

Сейчас этот форум просматривают: CCBot и гости: 0