ДЛЯ ПРАВИЛЬНОЙ РАБОТЫ САЙТА ОТКЛЮЧИТЕ БЛОКИРОВКУ РЕКЛАМЫ

Великие люди Армении !!!

Великие люди Армении !!!

Сообщение:#61  Сообщение Meriko » 12 дек 2009, 12:51

Чэ байц Мар, инкъ мишт ел асел а , hпарт а вор инкъ hай а...
есим чгитем меня лично затронуло ...
Никогда не отказывайся от своей мечты... "Когда чего-нибудь очень сильно захочешь, вся вселенная будет способствовать тому, чтобы желание твое сбылось.
Подробнее в профиле пользователя

Просмотр в полноэкранном режиме  
1 штука.
Просмотр в полноэкранном режиме  
1 штука.
Просмотр в полноэкранном режиме  
1 штука.
Просмотр в полноэкранном режиме  
1 штука.
Просмотр в полноэкранном режиме  
1 штука.
Просмотр в полноэкранном режиме  
1 штука.
Аватара пользователя
Meriko
Ночь
Ночь
Информация: Показать детали

Великие люди Армении !!!

Сообщение:#62  Сообщение Vard » 11 ноя 2010, 23:47

Алексей Гургенович Экимян
Алексей Гургенович Экимян.jpg
Алексей Гургенович Экимян.jpg (12.22 кб) Просмотров: 573


Биография:
Скорей всего, Экимян — один в мире композитор, тот, что в то же время занимал крупнейший пост в правоохранительных органах. Он был генерал-майором милиции, заместителем начальника ГУВД Московской области. Возглавлял службу уголовного розыска. Несмотря на огромную занятость по центровой работе, находил время и вдохновение созидать песенные шедевры.

Скромный в быту, Алексей Гургенович не любил афишировать родное композиторское мастерство. На одном из концертов в честь Дня Милиции в колонном Зале в Москве, когда была исполнена его песня, тогдашний министр был отчаянно удивлён, узнав, что популярный композитор и начальник Московского областного уголовного розыска — одно и то же лик человеческий.

Конечно же, миру Экимян больше известен как композитор-песенник, над творчеством которого неподвластно время, его песни и ныне любят подлинные ценители искусства.

[+] Сочинения
А любовь всё жива (В.Боков) Людмила Зыкина
Бессердечная (М.Рябинин) Анатолий Королёв
Берегите друзей (Р.Гамзатов) Виталий Каратаев
Берегите друзей (Р.Гамзатов) Муслим Магомаев
Берегите друзей (Р.Гамзатов) Стахан Рахимов
Если в мире тысяча мужчин (Р.Гамзатов) Иосиф Кобзон
Если любишь, позови (М.Рябинин) Раиса Мкртычян
Заветные слова (Е.Синицын) Муслим Магомаев
Когда приходит любовь (П.Леонидов) Муслим Магомаев
Кунак (Р.Гамзатов) Дмитрий Гнатюк
Мама (Д.Луценко) Дмитрий Гнатюк
Мать мне пела (М.Карим) Вахтанг Кикабидзе
Мне другой любви не надо (В.Боков) Людмила Зыкина
Мой бубен (Р.Гамзатов) Анна Герман
Мой Новороссийск (Ф.Лаубе) Лев Лещенко
Мы молодые (Р.Гамзатов) Лев Лещенко
Не надо печалиться (Р.Рождественский) ВИА «Пламя»
Оптимистическая песня (М.Танич) Вахтанг Кикабидзе
Останься, молодость (М.Танич) Вахтанг Кикабидзе
Отцовская песня (Р.Рождественский) Вахтанг Кикабидзе
Песня ветеранов (В.Белов) Владимир Трошин
Песня о матери (Л.Ошанин) Людмила Зыкина
Подари мне платок (М.Агашина) Галина Ненашева
Пожелание (Р.Гамзатов) Вахтанг Кикабидзе
Проклятие (Р.Гамзатов) Юрий Богатиков
Рыбачий посёлок (В.Малков) Иосиф Кобзон
С чем сравнить любовь (М.Рябинин) София Ротару
Седина (Ф.Лаубе) Кр.АПП СА, сол. Харитонов
Случайность (Е.Долматовский) Арташес Аветян
Случайность (Е.Долматовский) Анна Герман
Случайность (Е.Долматовский) Вадим Мулерман
Случайность (Е.Долматовский) Эдуард Хиль
Снегопад (А.Рустайкис) Нани Брегвадзе
Снегопад (А.Рустайкис) Валентина Толкунова
Солдатская любовь (В.Харитонов) Эдуард Хиль
Солнечный дождь (Ю.Рыбчинский) ВИА "Арника"
Солнечный дождь (Ю.Рыбчинский) Анатолий Мокренко
Сыновьям (Р.Гамзатов/Н.Гребнев) Дмитрий Гнатюк
Три берёзоньки (В.Боков) ВК "Улыбка"
Фронтовая сестра (Р.Рождественский) Арташес Аветян
Это всё зависит только от тебя (Е.Долматовский) Эдуард Хиль
Я приду (М.Пляцковский) Михаил Новохижин
Я приду (М.Пляцковский) Эдуард Хиль
Я прошу твоей руки (М.Рябинин) Николай Гнатюк
Я эти руки женские целую (Р.Гамзатов) Юрий Богатиков
Я эти руки женские целую (Р.Гамзатов) Эдуард Хиль

[+] Композитор-самоучка
– Наше знакомство было странным, – вспоминает народный артист Грузии Вахтанг Кикабидзе. – Однажды мне позвонили из Тбилиси, из УВД. Сказали, что приехал какой-то московский генерал, который в свободное время пишет песни и хочет, чтобы я их исполнил… Отбояриться не получилось – уже минут через 20 ко мне домой явились высокопоставленные чиновники, среди них Экимян в генеральской форме. Нехотя поехал с ними на студию. Но потом послушал песни, штук четырнадцать, и понял – то, что надо! Я записал их с ходу, на следующий же день. Даже не репетировал, настолько они оказались мелодичными: просто брал текст, слушал музыку – и пел… Утром зашел в студию с бутылкой коньяка, вечером вышел – коньяка не было, песни были!.. Экимян остался очень доволен. Позвонил мне, сказал, что хочет вместе сфотографироваться для диска. Я ответил: «Конечно! Только надень белый костюм. Как зачем?! Расписываться на твоем костюме стану, автографы давать!» Диск имел огромный успех. Назвали мы его «Пожелание» – по одноименной песне: «Я хочу, чтобы песни звучали, чтоб вином наполнялся бокал». И «Разговор» – оттуда же: «Вот и встретились два одиночества, развели у дороги костер». До сих пор на всех концертах эти песни пою, люди просят…

Алексей Экимян был музыкантом-самородком. Он родился в Баку в 1927-м. До войны успел несколько лет поучиться в музыкальной школе, играл на скрипке, однако продолжить специальное образование не удалось. Позже, став уже известным композитором, Алексей Гургенович нередко из-за этого комплексовал. Все ему казалось: недотягивает, не соответствует.

– Он – очередное доказательство того, что на композитора выучиться невозможно, им надо родиться! – убежден младший сын Экимяна – Михаил, тоже композитор. – Отец был одержим музыкой. Почему в таком случае пошел работать в милицию? Стечение обстоятельств. После войны поехал восстанавливать Харьков, подружился с бывшими фронтовиками, они посоветовали. Окончил среднюю школу милиции во Владимире, затем – Высшую школу МВД в Москве. Прежде чем возглавить угрозыск Московской области, служил в Бирюлево, Серпухове… Человек он был принципиальный, порядок на участках наводить умел, поэтому и до генерала дослужился быстро. Коллеги в погонах даже не представляли, что по вечерам он пишет музыку. Когда узнавали – был шок. Сам отец об этом никогда не распространялся.


[+] Или слава-или погоны
Или слава – или погоны!
– Родись Экимян сейчас, был бы великим продюсером, – считает руководитель ансамбля «Самоцветы» Юрий Маликов. – У него был дар угадывания. Мало того что он умел создавать мелодии, которые нравились миллионам, – он умел сам выбирать исполнителей. Это он решил, что песню «Вся жизнь впереди» будут петь именно «Самоцветы», понял, что наша манера исполнения подойдет больше, чем чья-либо. Это его идея – предложить «Снегопад» именно Брегвадзе! И даже слова в песнях он порой переписывал.

К словам своих песен Экимян действительно относился с большой требовательностью. Например, поэтессу Аллу Рустайкис, автора «Снегопада», замучил требованиями переделать текст: по мнению Алексея Гургеновича, не хватало драматизма. В результате желаемого добился – была просто зимняя песня, а получилась исповедь женщины. И даже прославленного Расула Гамзатова, многолетнего соавтора, не стеснялся просить о переделках… Зато с хитом «Вся жизнь впереди» вышла история прямо противоположная: у Экимяна уже были готовы и музыка, и текст (нечто в народном духе: «Колышется рожь – придешь, не придешь?»), когда песню услышал Роберт Рождественский. Пришел в гости чаю попить, а ушел с нотами. Через несколько дней принес всем известное: «Колышется дождь густой пеленой, стучатся дождинки в окошко твое...» Экимян, известный своей сдержанностью, на этот раз изменил ей, закричав: «Гениально!»

– Те люди, которым доводилось работать с Алексеем Гургеновичем, очень ему симпатизировали, – продолжает Маликов. – Поначалу, разумеется, возникала настороженность: что еще за генерал-песенник? Но стоило познакомиться – лед моментально таял. Никакой напыщенности, никакого важничанья! Алексей Гургенович был человеком высокой культуры. Недаром к нему тянулись люди искусства: поэты, певцы, музыканты.

Вполне вероятно, именно из-за этих знакомств Экимяну пришлось-таки подать в отставку в середине 70-х. Официальное обоснование – «по состоянию здоровья», но коллеги не скрывали: руководство недовольно чрезмерной популярностью генерала в светских кругах. Может, Экимян втайне даже мечтал об этой отставке, но сам вряд ли решился бы. Спасибо, помогли.

– Ох, и тяжелым было то время, когда отец ушел в «свободное плавание», – вспоминает Михаил Экимян. – Семья большая – четверо детей: двое от первого маминого брака и мы с братом. А он фактически без постоянного заработка. Это после генеральского оклада! Композитор Оскар Фельцман посоветовал ему создать небольшой концертный коллектив, ездить по стране. Так он и поступил – сначала ездил с бригадой, потом один. Выступал в районных домах культуры, поселковых клубах. Но судьба наградила за эти испытания: в конце 70-х отец написал много хороших песен. Пришла громкая слава. Появились диски-гиганты. Ни одна «Песня года» не обходилась без его произведений. Тогда отец был по-настоящему счастлив. Жаль, отмерено ему оказалось так мало!


[+] Похоронили его в Ереване
Экимян скончался скоропостижно, не дожив до 55. Подвело сердце. Оно и прежде давало сбои: Алексей Гургенович перенес три инфаркта. Ни угрозыск, ни творческие метания душевному спокойствию не способствовали. Но даже за столь короткий срок он сумел прожить две судьбы: генеральскую и композиторскую. Да он вообще был человеком-шкатулкой, раскрывавшимся не сразу и не для всех. Так, многие знакомые Экимяна только после его смерти узнали о его огромной славе в Армении. Еще в начале 70-х, создав несколько армянских циклов – около 80 песен на слова армянских поэтов, – он стал в Армении национальным героем. Тогда же, в начале

70-х, Алексей Гургенович получил звание заслуженного деятеля искусств Армении. Он и похоронен в Ереване – по настоянию правительства Армении – на особо почитаемом в городе кладбище Тохмахгёл.

…В 1957-м специально для конкурса самодеятельности, посвященного Всемирному фестивалю молодежи и студентов в Москве, Экимян написал свой первый опус «Фестивальный вальс». Председатель жюри, композитор Вано Мурадели, вручая молодому милиционеру первую премию, сказал: «Не знаю, товарищ старший лейтенант, дослужитесь ли вы до генерала, но композитор из вас, думаю, получится неплохой.
Подробнее в профиле пользователя

Просмотр в полноэкранном режиме  
1 штука.
Просмотр в полноэкранном режиме  
1 штука.
Просмотр в полноэкранном режиме  
1 штука.
Просмотр в полноэкранном режиме  
1 штука.
Просмотр в полноэкранном режиме  
1 штука.
Просмотр в полноэкранном режиме  
1 штука.
Просмотр в полноэкранном режиме  
4 штука.
Просмотр в полноэкранном режиме  
1 штука.
Просмотр в полноэкранном режиме  
1 штука.
Просмотр в полноэкранном режиме  
1 штука.
Просмотр в полноэкранном режиме  
3 штука.
Просмотр в полноэкранном режиме  
1 штука.
Просмотр в полноэкранном режиме  
1 штука.
Просмотр в полноэкранном режиме  
1 штука.
Просмотр в полноэкранном режиме  
1 штука.
Просмотр в полноэкранном режиме  
1 штука.
Просмотр в полноэкранном режиме  
1 штука.
Просмотр в полноэкранном режиме  
1 штука.
Просмотр в полноэкранном режиме  
1 штука.
Просмотр в полноэкранном режиме  
2 штука.
Просмотр в полноэкранном режиме  
1 штука.
Просмотр в полноэкранном режиме  
2 штука.
Просмотр в полноэкранном режиме  
1 штука.
Просмотр в полноэкранном режиме  
1 штука.
Просмотр в полноэкранном режиме  
1 штука.
Просмотр в полноэкранном режиме  
1 штука.
Просмотр в полноэкранном режиме  
1 штука.
Просмотр в полноэкранном режиме  
1 штука.
Просмотр в полноэкранном режиме  
1 штука.
Просмотр в полноэкранном режиме  
1 штука.
Аватара пользователя
Vard
Супермодератор
Супермодератор
Информация: Показать детали

Великие люди Армении !!!

Сообщение:#63  Сообщение grqo » 24 июл 2016, 14:14

Арзас (Аршак) Артемьевич Тергукасов (Тер-Гукасов) (арм. Արշակ Արտեմի Տեր-Ղուկասով; 1819—1881) — российский генерал, герой русско-турецкой войны 1877—1878 гг.

Изображение

Родился Арзас Артемьевич в 1819 году в Тифлисе. Он был 6-м из восьми сыновей протоиерея армянской апостольской церкви Тер-Арутюна Тер-Гукасянца (возможно правильно - Тер-Гукасьяна), выходца из бывшего Шамхорского владения, составляющего, до прибытия русских в Закавказье, часть Елизаветпольской губернии. Решающее значение на карьеру Арзаса Артемьевича и всей его семьи оказал его старший брат Соломон, который, при содействии и покровительстве Архиепископа Нерсеса, впоследствии патриарха всех армян, окончив курс медицинских наук, получил в 1826 году звание доктора медицины. Вернувшись в 1826 году в Тифлис, Соломон в 1827 году определил четырех своих братьев, в том числе и Арзаса Артемьевича, в Армянское духовное училище, основанное в 1824 году Архиепископом Нерсесом. По окончании учебы братьев в духовном училище, в 1831 году, Соломон отвез их в Россию для дальнейшего образования. В 1835 году, 6 июля, Арзас Артемьевич поступил в институт Корпуса инженеров путей сообщения. Учась в институте, в 1836 году 15 июля, он был произведен в портупей-прапорщики, затем, 13 мая 1837 года, ему было присвоено звание прапорщика, а через год, 4 июня 1838 года, за успехи в науках Арзасу Артемьевичу присвоено звание подпоручика с назначением на действительную службу в Первую дирекцию окрестных Санкт-Петербургских дорог.

В мае 1842 года Арзас Артемьевич был переведен на Кавказ, в дирекцию военных сообщений. Здесь он прослужил около восьми лет, участвуя в постройке Военно-Грузинской дороги и за это время он получил: денежную премию от Императора, чин капитана, два ордена Святой Анны — 3-й и 2-й степени и три повышения по должности: начальника дистанции, помощника начальника 2-го отделения и исполняющего обязанности начальника 2-го отделения.

В 1850 году Арзас Артемьевич подал в отставку по семейным обстоятельствам и был уволен в чине подполковника. По одним сведениям, причиной, заставившей его оставить службу в 8-м Округе путей сообщения, было то, что он тяготился этой службой, находя её несоответствующей его характеру; по другим данным он оставил службу одновременно со своим братом Арташесом, служившим вместе с ним, вследствие недоразумений, возникших между ними и начальником Округа путей сообщения. После увольнения, в 1850 году, Арзас Артемьевич и его брат Арташес отправились вновь в Россию, в Санкт-Петербург, где, подготовившись к военной строевой службе, сдали дополнительный экзамен.

Вернувшись на Кавказ, 6 марта 1852 года, Арзас Артемьевич был зачислен в чине майора в Апшеронский пехотный полк, с которым участвовал во многих кавказских экспедициях. С 6 мая 1853 года по 12 февраля 1859 года он командовал 3-м батальоном этого полка. 5 октября 1857 года произведён в полковника[1].

С 12 февраля 1859 года назначен командиром Апшеронского пехотного полка, и вскоре после того, командуя его 1-м и 4-м батальонами, он 25 августа с ними двинулся к аулу Гуниб и после горячего боя овладел неприятельскими завалами у этой деревни. За это дело он прямо на поле боя князем Барятинским был награждён орденом св. Георгия 4-й степени (награждение утверждено 8 сентября)[2]

« Командуя войсками на южной стороне Гуниба, он овладел самым важным пунктом неприятельской позиции и был главным виновником одержанной победы, следствием коей был плен Шамиля »
20 октября того же года он был награждён золотой драгунской саблей с надписью «За храбрость»[3].

6 августа 1865 года (по другим сведениям 9-го ноября 1865 года) произведён в генерал-майоры и назначен помощником начальника 19-й пехотной дивизии. С 1868 года Тергукасов управлял средним отделом Терской области, а 25 марта следующего года получил в командование 38-ю пехотную дивизию вместе с производством в генерал-лейтенанты.

Во время русско-турецкой войны 1877—1878 гг. Тергукасов оставался в Кавказском действующем корпусе и начальствовал Эриванским отрядом.

18 апреля 1877 года он со своей дивизией занял покинутый неприятелем Баязет, оставил в крепости небольшой гарнизон и сам с остальными силами двинулся к Эрзеруму, попутно выбив 28 мая неприятеля из укрепления Алашкерт. 9 июня отряд Тер-Гукасова выдержал бой у селения Даяры, где был атакован значительно превосходящими силами Мухтара-паши. Последний имел в виду воспользоваться отдаленностью главных сил российского Кавказского корпуса, оставшегося под Карсом, овладеть проходом Дели-баба, преградить таким образом путь отряду Тергукасова к Эрзеруму и нанести ему решительный удар. Сражение началось в 2 часа пополудни артиллерийским огнём с обеих сторон, от которого пострадали значительно более турки, чем русские; в 4 часа 30 минут неприятель двинулся в атаку, направляя главные усилия против правого фланга отряда Тергукасова, но на всех пунктах был отбит; в 10 часов вечера бой прекратился без ясных результатов.

Ночью Тергукасов получил приказание отступать, вызванное неудачами русских главных сил у Зевина. Несмотря на большие трудности пути и следование неприятеля по пятам, отступление было совершено в полном порядке, и турки вскоре прекратили преследование. Направляясь обратным путём к Баязету, Тергукасов подоспел к нему как раз в критический момент для находившегося там русского отряда.

Вскоре по уходе Тергукасова к Эрзеруму, оставленный им в Баязете малочисленный отряд (около 1600 человек) был осаждён 25-тысячным отрядом Измаила-паши и Кази-Магомета, занявшим внешний город и обложившим крепость. Более 20 дней осажденный гарнизон мужественно отражал неприятеля. 28 июня Тергукасов подошёл к крепости и после боя принудил осаждавших к бегству.

28 октября Тергукасов вместе с генерал-лейтенантом Гейманом нанёс решительное поражение туркам при Деве-Бойну, весьма сильной с фронта и флангов горной позиции, на которой сосредоточил все свои силы Мухтар-паша. Тергукасов, соединившись с генералом Гейманом, 28 октября в 4 часа 30 минут дня атаковал эту позицию. После жестокого боя русские овладели ключом позиций, высотой Узун-Ахмет, и вскоре за этим принудили турок к поспешному отступлению. Почти вся неприятельская артиллерия сделалась добычей русских войск.

7 января 1878 года Арзас Артемьевич назначен начальником Ахалцихского отряда, а 16 апреля того же года - начальником Кавказской гренадерской дивизии. 22 июля 1878 года Тергукасов был удостоен ордена св. Георгия 3-й степени[4]

« В воздаяние отличного мужества, примерной храбрости и распорядительности, оказанных в делах против Турок, в Июне 1877 года при взятии Баязета и при освобождении Баязетского гарнизона от блокады. »
По окончании войны Тер-Гукасов получил в командование 2-й Кавказский корпус. За другие отличия во время этой войны Тергукасов был награждён орденами св. Владимира 2-й степени с мечами, Белого орла с мечами и прусским Pour le Mérite[5].

29 апреля 1879 года был назначен Главнокомандующим Армией Его Императорского Величества. В начале сентября 1879 года (по другим данным — 25 августа 1879 года) Тергукасов был назначен командующим Закаспийским военным отделом. 14 сентября 1879 года назначен командиром 2-го армейского корпуса. За короткий срок своей туркестанской деятельности Тергукасов сделал много полезного для реорганизации войск в Закаспии и серьёзно сумел упорядочить хозяйственные дела, пришедшие в упадок после неудачного Ахал-Текинского похода генерала Ломакина.

Яркую характеристику Тергукасова дал генерал М. А. Терентьев:

«Тер-Гукасов известен был на Кавказе своей безупречной честностью и ему верить можно. Начав службу инженером путей сообщения, он нашёл, что тут легко сделаться мошенником, и перешёл в строевые войска. Достигнув высокого положения, он никогда не занимался хозяйственными операциями, вроде подрядов на чужое имя, для поставки провианта и фуража в подчинённые ему части войск, как то делывали на Кавказе иные командиры…»
Арзас Артемьевич Тергукасов скончался 8 января 1881 года в должности командира 2-го Кавказского армейского корпуса.

Награды
Среди прочих наград Тергукасов имел ордена:

Орден Святой Анны 2-й степени (1848 год, императорская корона и мечи к этому ордену пожалованы в 1857 году)
Орден Святого Георгия 4-й степени (25 августа 1859 года, награждение утверждено 8 сентября того же года)
Золотая драгунская сабля с надписью «За храбрость» (20 октября 1859 года)
Орден Святого Владимира 4-й степени с мечами и бантом (1860 год)
Орден Святого Владимира 3-й степени с мечами (1862 год)
Орден Святого Станислава 1-й степени (1867 год)
Орден Святой Анны 1-й степени с мечами (1870 год, императорская корона к этому ордену пожалована в 1873 году)
Орден Святого Владимира 2-й степени с мечами (1877 год)
Орден Белого орла с мечами (1877 год)
Орден Святого Георгия 3-й степени (22 июля 1878 года, № 572 по кавалерским спискам)
Прусский орден «Pour le Mérite» (24 апреля 1878 года, «За сражение с турками в июне 1877 года и освобождение гарнизона Баязета»)
" YA ZERKALO OTRAJAYUSHEE TEBYA SAMOGO, YA OTVECHAYUSHEE TEBE - EXO TVOYO "
Аватара пользователя
grqo
Активный участник
Активный участник
Информация: Показать детали

Великие люди Армении !!!

Сообщение:#64  Сообщение grqo » 24 июл 2016, 14:33

Граф (с 1878) Михаи́л Тариэ́лович Лори́с-Ме́ликов (арм. Միքաէլ Տարիելի Լորիս-Մելիքով, груз. მიხეილ ლორის-მელიქიშვილი; 1825—1888) — российский военачальник и государственный деятель; генерал от кавалерии (17 апреля 1875), генерал-адъютант. Член Государственного совета (11 февраля 1880 года). Почётный член Императорской Академии наук (29.12.1880).

Изображение

В последние месяцы царствования императора Александра II занимал пост министра внутренних дел с расширенными полномочиями, проводил либеральную внутриполитическую линию, получившую название «мягкой диктатуры», планировал создание представительного органа с законосовещательными полномочиями (см. Конституция Лорис-Меликова).

Родился в Тифлисе 19 октября 1825 года в армянской семье . Предки, с XVI века владели городом Лори и одноименной губернией, который получили от персидского шаха Аббаса в 1602 году фирман, подтверждавший древние права их на этот город и одноимённую губернию, причём один из предков Назар Лорис-Меликов был вынужден принять магометанство; позднее его потомки вернулись в лоно Армянской церкви и были наследственными приставами и князьями Лорийской степи. Лорис-Мелики входили в состав высшего грузинского дворянства и были внесены в VI часть родословной книги Тифлисской губернии. Отец Михаила жил в Тифлисе, вёл довольно значительную торговлю с Лейпцигом.

В 1836 году был определён в московский Лазаревский институт восточных языков, откуда был исключён за мелкое хулиганство; с 1841 года учился в школе гвардейских подпрапорщиков и кавалерийских юнкеров в Петербурге (Николаевское кавалерийское училище).

В Петербурге он близко сошёлся с Некрасовым, тогда ещё безвестным юношей, и несколько месяцев жил с ним на одной квартире. 2 августа 1843 года был выпущен корнетом в Лейб-гвардии Гродненский гусарский полк, где прослужил четыре года.


Кавказская война

Происходившие в то время непрерывные военные действия на его родине тянули Лорис-Меликова принять в них участие, и он, по его просьбе, был переведён в 1847 году, с чином поручика, состоящим по особым поручениям при главнокомандующем в то время Кавказским корпусом князе Воронцове. В том же году Лорис принимал участие в действиях русских войск под начальством генерала Фрейтага в Малой Чечне, при прокладке широких просек в дремучих лесах Чечни и при отражениях нападений горцев, всячески препятствовавших этой работе. Беспрерывные стычки с горцами дали Лорису случай проявить свою храбрость и свои боевые способности и доставили ему вместе с тем орден св. Анны 4-й степени и золотую саблю с надписью «За храбрость». В 1848 году он состоял в отряде другого кавказского героя, князя Аргутинского-Долгорукова, действовавшего в Дагестане. Лорис проявил храбрость при взятии аула Гергебиля и был произведён за отличие в штабс-ротмистры. С целью нанести сильное поражение Шамилю в Дагестане, в 1849 году был составлен особый отряд, при котором находился и Лорис. Отряд этот двинулся к большому аулу Чох и скоро окружил его: стоявший за Чохом Шамиль со своими силами не решался вступать в сражение. После нескольких штурмов и сильной бомбардировки аул Чох был взят, и отряд вернулся на зимние квартиры, но в начале 1850 года снова двинулся в ту же местность. Лорис был при этом награждён орденом св. Анны 3-й степени с бантом.

В 1851 году он участвовал в большой зимней экспедиции на левом фланге Кавказской линии в Большой Чечне, против известного Хаджи-Мурата, а с весны того же года находился на правом фланге линии при возведении укрепления на р. Белой и отражениях сил Мегмет-Аминя и за отличия в военных действиях был произведён в ротмистры. Это время в жизни Лорис-Меликова отражено Львом Толстым в повести «Хаджи-Мурат».


Крымская война

Возникшая вскоре Восточная война с Турцией вызвала усиленную враждебную России деятельность горских племен, которые стали делать набеги по всей линии. Для прекращения этих набегов был собран при Куринском укреплении, под начальством князя Барятинского, особый отряд, при котором находился и Лорис. Отряд двинулся на реку Мичик и аул Иста-су, причём Лорис не раз отличался в делах с горцами, сильно наседавшими на русский отряд, и был произведён в полковники.

После этого он перешёл в состав войск, действовавших на Кавказской турецкой границе против турок, и отличился в двух известных сражениях — при Баяндуре и Башкадыкларе, в которых было нанесено сильное поражение турецким войскам под начальством Абди-паши. Лорис-Меликов был при этом повторно награждён золотой саблей с надписью «За храбрость». В 1854 года ему было поручено сформировать отдельную команду охотников, состоявшую из армян, грузин, курдов и других кавказских народов (здесь, как и во многом другом, Лорис-Меликову помогало знание нескольких восточных языков). Затем, находясь в отряде генерал-лейтенанта князя Бебутова и будучи постоянно в авангарде, Лорис делал нападения на турецкую кавалерию и 13 апреля 1855 года нанёс ей большой урон (за это дело получил орден св. Владимира 4-й степени с бантом), а затем участвовал в сражении при Курюк-Дара, в котором князь Бебутов разбил 60-тысячный турецкий корпус. За эти действия Лорис был награждён орденом св. Владимира 3-й степени.

В августе 1855 года он был назначен состоящим по особым поручениям при новом главнокомандующем графе Н. Н. Муравьёве, продолжая по-прежнему командование охотниками, Лорис осматривал дороги, ведущие к крепости Карсу, и зорко следил за неприятелем при обложении этой сильной крепости. По взятии Карса он был назначен начальником Карской области и в продолжение девятимесячного управления ею приобрел всеобщее расположение обывателей своим благоразумным управлением.


Начало административной деятельности

После возвращения Карса туркам по условиям заключённого в 1856 году Парижского мира, Лорис-Меликов был произведён 4 августа в генерал-майоры, а затем в 1858 году назначен начальником войск в Абхазии и инспектором линейных батальонов Кутаисского генерал-губернаторства. В это время по его распоряжению было заложено укрепление Цебельды для защиты от нападения горцев и для прекращения контрабандной торговли горцев, путём которой они преимущественно приобретали себе огнестрельное оружие, порох и все необходимые военные припасы.

В 1859 году Лорис был командирован в Турцию для переговоров о принятии в пределы азиатской Турции горцев-переселенцев из Терской области, по выполнении этого задания получил орден св. Станислава 1-й степени.


Начальник Терской области

Назначенный вскоре военным начальником Южного Дагестана и дербентским градоначальником, Лорис-Меликов с большим успехом занялся водворением новых порядков среди горских племен, не имевших ранее этого никакого понятия о гражданственности. В марте 1863 года он был назначен начальником Терской области, командующим расположенными в ней войсками и наказным атаманом Терского казачьего войска и произведён 17 апреля того же года в генерал-лейтенанты, 13 августа 1865 года назначен генерал-адъютантом. Отправляя обязанность начальника Терской области до 1875 года, Лорис-Меликов обратил всю свою деятельность на водворение порядка и спокойствия в среде горского населения области, продолжавшего ещё волноваться после недавнего покорения Кавказа, причём проявлявшиеся со стороны горцев попытки к открытому сопротивлению власти были очень скоро им прекращаемы. Помимо этого, за время управления Лорис-Меликова были освобождены от крепостной зависимости многие жители Терской области, находившиеся во власти владетельных князей и других лиц, и вместе с тем разрешены многие сословные поземельные вопросы, захватывавшие близко бытовую и экономическую сторону областного населения. Кроме того, в то время горцы были обложены государственной податью, и вместе с тем было значительно увеличено число учебных заведений, достигшее цифры 300, причём Лорис на свои средства учредил ремесленное училище во Владикавказе. Предпринятые меры содействовали умиротворению края и подготовили население к тому, что уже в 1869 году было признано возможным ввести в Терской области не только управление на началах общего учреждения Империи, но и судебные уставы 1864 года.

Напряжённая деятельность расстроила здоровье Лорис-Меликова и побудила его просить об увольнении за границу, чтобы прибегнуть к содействию иностранных врачей. Наместник Кавказа великий князь Михаил Николаевич, как было выражено в особом приказе по Кавказскому военному округу 15 мая 1875 года, «с величайшим сожалением уступил на просьбу Лорис-Меликова и только ввиду совершенной необходимости её удовлетворения». При этом Лорис-Меликов, ещё ранее, 30 августа 1865 года, пожалованный званием генерал-адъютанта Его Величества, был зачислен в 1875 году в Терское казачье войско, произведён 17 апреля в генералы от кавалерии и назначен состоять при наместнике великом князе, с отчислением от должности начальника Терской области. Отправился за границу, но недолго находился вдали от дел.


Русско-турецкая война 1877—1878 годов

Подготовка к войне с Турцией сделала необходимым для нас формирование особого корпуса войск для действия против турок в Малой Азии. Начальство над этим корпусом было вверено Лорис-Меликову. Он вступил 12 апреля 1877 года в пределы Турции четырьмя колоннами и 5—6 мая штурмом овладел Ардаганом, за что был награждён орденом св. Георгия 3-го класса. После этого он быстро подошёл к Карсу, гораздо лучше и сильнее укрепленному, нежели в Крымскую войну, и послал генерала Тергукасова с отрядом к Эрзеруму. В это время турецкие войска под начальством Мухтара-паши подошли к подошвам хребта Саганлуг к селению Зевин (на пути из Карса в Эрзерум), намереваясь спуститься к Карсу. Не желая допустить турок до этого, Лорис-Меликов атаковал их в начале июня.

Начало сражения было для русских благоприятно, но турки вовремя получили большие подкрепления, и русские войска, встретив на пути большой овраг, понесли значительные потери и принуждены были отступить от Зевина. Мухтар-паша поставил часть своих сил на Аладжинских высотах, на отрогах Кара-Дага. Лорис-Меликов получил, в свою очередь, подкрепления в ночь на 28 июня 1877 года, отошёл из-под Карса и, совершив обход, 20—22 сентября атаковал неприятеля на высотах Аладжи с фронта и тыла и нанёс им полное поражение, взяв в плен более 7 тысяч турок. Затем соединенные силы Мухтара- и Измаила-пашей снова разбиты были Лорис-Меликовым в Авлияр-Аладжинском сражении 2 и 3 октября и при Деве-Бойну 23 октября. За эти победы Лорис-Меликов удостоился получить орден св. Георгия 2-го класса.

После указанных сражений Лорис-Меликов обратился к Карсу, считавшемуся неприступным. Подойдя к крепости, он немедленно ночью с 5 на 6 ноября двинулся на штурм и овладел Карсом, взяв в плен 17 тысяч турок и 303 орудия. За взятие Карса Лорис был награждён орденом св. Владимира 1-й степени с мечами. Овладев Карсом, Лорис-Меликов зимою же начал блокаду Эрзерума. Благодаря доверию к Лорис-Меликову местного населения и подрядчиков он даже на неприятельской территории вёл войну на кредитные деньги и рассчитывался с местным населением в российских рублях, чем доставил казне сбережение в несколько десятков миллионов.


Борьба с чумой в Поволжье

При последовавшем заключении мира с Турцией, именным Высочайшим указом от 17 (29) апреля 1878 года командовавший действующим корпусом кавказской армии, генерал-адъютант, генерал от кавалерии Михаил Тариэлович Лорис-Меликов за боевые достоинства был возведён, с нисходящим его потомством, в графское Российской империи достоинство и назначен состоящим в распоряжении главнокомандующего на Кавказе великого князя Михаила Николаевича. С появлением в следующем 1879 году чумы в Ветлянке Лорис-Меликов был назначен временным Астраханским, Саратовским и Самарским генерал-губернатором, с почти неограниченными полномочиями для борьбы с этою опасной болезнью. Ещё до прибытия его в Ветлянку благодаря строгим карантинным мерам, своевременно принятым и тщательно соблюдаемым, чума стала утихать. Лорис-Меликов оцепил ещё четвёртым кордоном всю Астраханскую губернию, лично был в Ветлянке, осматривал кордоны и скоро за прекращением чумы имел возможность представить и об уничтожении временного своего генерал-губернаторства, причём оказалось, что из отпущенных в его распоряжение четырёх миллионов рублей для борьбы с чумою было израсходовано не более трёхсот тысяч рублей. За эту деятельность Лорис-Меликов был удостоен ордена св. Александра Невского (алмазные знаки к этому ордену получил в 1881 году).


Харьковский генерал-губернатор

Его возвращение в Петербург совпало с учреждением особых временных генерал-губернаторов (Европейская Россия была разделена на шесть генерал-губернаторств), снабженных почти безграничными полномочиями, для искоренения в государстве крамолы (терроризма), проявившейся во многих частях Империи целым рядом преступных действий.

7 апреля 1879 года был назначен временным генерал-губернатором Харьковской губернии, где незадолго перед этим был убит губернатор князь Д. Н. Кропоткин; с 17 апреля того же года — командующий войсками Харьковского военного округа. Исполняя обязанности харьковского генерал-губернатора, Лорис-Меликов заслужил уважение харьковчан тем, что не прибегал к огульным репрессиям. Учитывая подобное отношение населения, народовольцы даже не включили его в список генерал-губернаторов, которым они вынесли смертные приговоры.

Главный начальник Верховной распорядительной комиссии
В начале 1880 года, вскоре после взрыва в Зимнем дворце 5 февраля 1880 года, был вызван в Петербург для обсуждения вопроса о мерах для борьбы с революционным движением. 14 февраля 1880 года был назначен Главным начальником учреждённой 12 февраля того же года Верховной распорядительной комиссии, которая была наделена обширными полномочиями; с 3 марта — временным начальником III Отделения Собственной Его Императорского Величества канцелярии. В состав Верховной распорядительной комиссии входили: К. П. Победоносцев, А. К. Имеретинский — начальник штаба войск гвардии и Петербургского военного округа, исполняющий обязанности шефа жандармов П. А. Черевин, управляющий Делами Комитета министров М. С. Каханов, сенаторы М. Е. Ковалевский и И. И. Шамшин, обер-прокурор Сената П. А. Марков, правитель канцелярии МВД С. С. Перфильев и генерал-майор свиты М. И. Батьянов.

Вскоре после назначения Лорис-Меликова в различные концы европейской части империи были снаряжены сенатские ревизии. Итогом их деятельности стало резкое уменьшение количества политических дел на местах. Материалы ревизий позволили Лорис-Меликову сделать вывод о том, что главной причиной общественного недовольства стала незавершенность Великих реформ. Это касалось и крестьянского малоземелья, и разорительных для их хозяйств выкупных платежей, и недопущения представителей общества к решению государственных вопросов[8].

В целях сосредоточения в одних руках высшего заведования всеми органами, призванными к охранению государственного спокойствия, предложил упразднить III Отделение и передать все его дела и функции во вновь учрежденный Департамент полиции при Министерстве внутренних дел. Им были предложены меры к облегчению участи лиц, высланных административным порядком по политической неблагонадёжности и принадлежавших в значительной мере к числу учащейся молодёжи. Некоторое отражение системы Лорис-Меликова можно найти в «Письмах о современном состоянии России» Р. А. Фадеева, бывшего товарища Лорис-Меликова по службе на Кавказе.

Свою важнейшую задачу Лорис-Меликов видел в усилении репрессий по отношению к революционерам, для чего он считал необходимым объединить жандармо-полицейские и судебные органы; ускорить производство дел по политическим преступлениям; пересмотреть существующую организацию административной ссылки и политического надзора. Одной из мер по усилению политического сыска стала организация постоянной заграничной агентуры.

Несмотря на совершённое 20 февраля 1880 года неким Молодецким покушение на него, продолжал держаться высказанных им начал в борьбе с революционным движением. И. О. Молодецкий был казнен, а также студент И. И. Розовский за хранение и распространение прокламаций.

Одновременно со срочными мерами по отношению к революционерам, Лорис предлагает императору свою программу усовершенствования административной системы государства и изменения социально-экономической политики. Программа была изложена графом в докладе от 11 апреля 1880 года[9]. Эта программа состояла из 5 основных пунктов, в числе которых задача идти твёрдо и решительно, координировать все органы правительственной власти для борьбы с «лжеучениями», постепенное возвращение от чрезвычайных мер к законному течению дел, «благорасположение» к деятельности земств, к потребностям городов, осуществление податной реформы, пересмотр паспортной системы, дарование прав раскольникам-староверам, переселение крестьян, преобразование губернских административных учреждений, установление законодательных отношений нанимателей с рабочими.

В сферу деятельности Лорис-Меликова входил также вопрос средств массовой информации. Несколько улучшилось положение печати. Появились как новые либеральные органы вроде газеты Стасюлевича «Порядок», так и издания славянофильства. Так, получил разрешение издавать еженедельник «Русь» И. С. Аксаков, в чём ему, кстати, в 1879 году было отказано. Резко возросла активность ведущих публицистов либерального лагеря (различных оттенков), особенно А. Д. Градовского («Голос», «Русская речь»), Г. К. Градовского («Молва»), Л. А. Полонского («Страна»), В. И. Модестова(«Голос»), П. А. Гайдебурова («Неделя»). Из лагеря славянофилов усилил свои позиции «Русская мысль» С. А. Юрьева и А. И. Кошелева.


Министр внутренних дел. Цареубийство
См. также: Конституция Лорис-Меликова и Покушение на Александра II 1 марта 1881 года

В конце лета 1880 года возбудил вопрос о прекращении деятельности Верховной распорядительной комиссии, которая и была закрыта 6 августа того же года; в тот же день был назначен министром внутренних дел. К началу 1881 года Лорис-Меликов подготовил план привлечения общественности к законотворчеству путём созыва представительного органа с законосовещательными полномочиями. Эта т. н. Конституция Лорис-Меликова была представлена им императору в конце января 1881 года и была предварительно одобрена последним за несколько дней до гибели.

В этом документе подробно перечислялись мероприятия, проведенные Лорис-Меликовым за время своей государственной деятельности — с февраля 1880 по конец января 1881 годов. Далее в докладе Лорис предлагает приступить к осуществлению мер, направленных на завершение «великих реформ». В числе мер им видится административно-хозяйственная и финансовая реформы.

Первая подразумевала реформирование местного губернского управления, разработку законопроектов, дополняющих Положения 19 февраля 1861 года, изучение вопросов о способах ликвидации временно обязанного состояния, то есть перевода крестьян на обязательный выкуп, пересмотр земского и городового Положения, разработку вопросов, связанных с организацией системы народного продовольствия.

Вторая — разработку налогового вопроса, а также вопроса о паспортной системе и ряд других. Лорис-Меликов предлагает созвать временные подготовительные комиссии (наподобие комиссий, обсуждавших крестьянскую реформу) — административно-хозяйственную и финансовую. Для рассмотрения законопроектов, разработанных в этих двух комиссиях, Лорис полагал создание общей комиссии. При этом он специально оговаривал: «Установление изложенного выше и испытанного уже с успехом порядка предварительной разработки важнейших вопросов, соприкасающихся с интересами народной жизни не имеет ничего общего с западными конституционными формами. За верховной властью сохраняется всецело и исключительно право возбуждения законодательных вопросов в то время и в тех пределах, какие верховная власть признает за благо указать».

Из числа всех мероприятий, задуманных при Лорис-Меликове, в промежуток времени с ноября 1880 года по май 1881 года, были осуществлены весьма немногие, как, например, отмена акциза на соль (по финансовому ведомству) или уменьшение выкупных платежей. Из задуманных им мероприятий, уже после его отставки, была осуществлена отмена подушной подати.

В борьбе правительства с пропагандой свержения монархии и с терроризмом держался воззрения, что для предотвращения или раскрытия преступной горсти людей не должно стеснять мирных граждан вообще и что отмена установленных общих ограничений и исключительных мероприятий может отнять почву у антимонархической пропаганды. Тем не менее не отказывался он и от репрессивных мер в отношении народовольцев. За 16 месяцев его правления в России прошло 32 политических судебных процесса и было вынесено 18 смертных приговоров[8]. Лорис-Меликов лично принимал участие в допросах арестованного в ноябре 1879 года террориста Г. Д. Гольденберга и получил от него ценные показания.

Во время его руководства министерством было совершено убийство в Петербурге главы государства при обстоятельствах, свидетельствовавших об отсутствии достаточных мер по охране личной безопасности императора (таково было мнение обер-прокурора Победоносцева и императора Александра III ). Тем не менее за несколько дней до этого Лорис-Меликов настойчиво рекомендовал Александру II временно воздержаться от поездок по столице. Однако император пренебрег рекомендациями своего министра[8]. Благодаря тому, что один из террористов — Н. Рысаков, — убегая с места преступления, был схвачен оказавшимся рядом мостовым сторожем на конно-железной дороге крестьянином Михаилом Назаровым и дал обширные показания следствию, удалось раскрыть всю террористическую организацию (её главарь Желябов был арестован за 2 дня до цареубийства на основании показаний харьковского террориста Гольденберга, которые были даны ещё в конце 1879 года)


Увольнение. В отставке

Отставка с поста министра была официально принята 4 мая 1881 года. Лорис-Меликов уехал за границу и проживал большей частью в Ницце.

29 мая 1883 года уволен в бессрочный отпуск с разрешением присутствовать в Государственном совете, когда позволит здоровье.

Скончался 12 декабря 1888 года в Ницце. Тело его было привезено в Тифлис, где и погребено в армянском Ванкском соборе (на нынешней улице Атонели; после разрушения собора, в 1957 году прах и надгробие были перенесены во двор армянского собора Святого Георгия на Мейдане).


Награды

Российские:

Золотая сабля «За храбрость» (1848)
Орден Святой Анны 4 ст. (1848)
Орден Святой Анны 3 ст. с бантом (1850)
Орден Святой Анны 2 ст. (1852)
Золотая сабля «За храбрость» (1854)
Орден Святого Владимира 4 ст. с бантом (1854)
Орден Святого Владимира 3 ст. (1855)
Орден Святого Станислава 1 ст. (1859)
Орден Святой Анны 1 ст. (1860)
Орден Святого Владимира 2 ст. с мечами (1861)
Орден Белого Орла (1865)
Орден Святого Александра Невского (1879)
Орден Святого Георгия 3 ст. (1877)
Орден Святого Георгия 2 ст. (1877)
Орден Святого Владимира 1 ст. с мечами (1877)
Орден Святого Андрея Первозванного (1880)
Алмазные знаки к Ордену Святого Александра Невского (1881)

иностранные:

Турецкий Орден Меджидие 2 ст. (1858)
Мекленбург-Шверинский Орден Вендской Короны 2 ст. (1878)
Прусский орден Pour le Mérite (1878)
Черногорская медаль (1878)
" YA ZERKALO OTRAJAYUSHEE TEBYA SAMOGO, YA OTVECHAYUSHEE TEBE - EXO TVOYO "

Minasyan это нравится.
Аватара пользователя
grqo
Активный участник
Активный участник
Информация: Показать детали

Великие люди Армении !!!

Сообщение:#65  Сообщение grqo » 31 июл 2016, 02:06

Андрани́к Торо́сович Озаня́н (арм. Անդրանիկ Թորոսի Օզանյան, 25 февраля 1865, Шапин-Карахисар, вилайет Сивас , Османская империя — 31 августа 1927, Ричардсон-Спрингз, штат Калифорния, США) — один из лидеров армянского национально-освободительного движения конца XIX — начала XX веков, национальный герой армянского народа. Также известен как Полководец Андраник (арм. Զորավար Անդրանիկ, Зоравар Андраник), Генерал Андраник (в Российской империи) и Андраник-паша (в Османской империи). 23 января 1918 года получил звание генерал-майора Русской армии


Изображение


Андраник Озанян родился в городе Шапин-Карахисар (Келкит, Колония), Сивасского вилайета, Османской империи (ныне — провинция Гиресун, Турция). С полутора лет, после кончины матери (Мариам), Андраник остался на попечении отца — Тороса Озаняна и старшей сестры — Назели.

В 1875 году Андраник поступил в родном городе в школу Мушегян и через 7 лет (в 1882 году) окончил её. По окончании школы Андраник женился. Но через год во время родов умирает жена Андраника, а вслед за ней, спустя несколько недель, и их новорожденный младенец.

В 1882 году Андраник был арестован за нападение на турецкого жандарма за плохое обращение с армянами. С помощью своих друзей Андраник бежал из тюрьмы. 1884—1886 гг. Андраник жил в Константинополе, где некоторое время работал плотником. С 1888 года Андраник состоял в революционном кружке гнчакистов священника Назарета Кибаряна, с 1891 года около года был членом партии «Гнчак», а затем — партии «Дашнакцутюн», причём дважды прерывал свои отношения с нею (в 1907—1914 гг. и с 1917 года — окончательно).


Участие в вооружённой борьбе против турецкого правительства

В 1892 году Андраник убил начальника полиции Константинополя за преследования и травлю армянской интеллигенции. После этого он вынужден был скрыться. Совершив побег, он вскоре возвратился в Западную Армению, а затем с целью приобретения оружия и объединения освободительных сил, посетил Крым и Закавказье (Севастополь, Батуми, Тифлис, Карс, Эчмиадзин, Тавриз и другие места. В это время он побывал во многих местах Закавказья, устанавливая контакты с видными деятелями армянского национально-освободительного движения. Пешком пройдя 400 км от Карса до Сасуна, зимой 1895 года Андраник присоединился к гайдукам Ахпюра Сероба. Своей доблестью в боях против турецких правительственных войск и курдских вооружённых отрядов он быстро завоевал авторитет среди повстанцев, а после гибели Ахпюра Сероба в 1899 году Андраник возглавил все армянские гайдуцкие (фидаинские) силы, действовавшие в Васпуракане и Сасуне (Западная Армения).


Монастырь Святых Апостолов (Аракелоц Ванк)

Убийство Сероба организовал курдский ага Бшаре Халил, состоявший на турецкой службе, за что получил орден от султана Абдул-Гамида. Через 8 месяцев Андраник со своей дружиной настиг Халила, убил его и семнадцать телохранителей и в качестве трофея унёс с собой султанский орден. За это курды и даже турки начали называть Андраника «пашой», и он стал признанным лидером армянского национального движения.

В ноябре 1901 года Андраник с 30 гайдуками был окружён в хорошо укреплённом монастыре Аракелоц (Святых Апостолов) в окрестностях города Муша. В осаде был задействован турецкий полк (6000 человек) под командованием Ферих-паши и Али-паши. На 24-й день, после длительных боёв и долгих, но бесплодных переговоров, в которых пытались посредничать представители армянского духовенства и иностранные консулы, Андраник и его гайдуки ночью выбрались из монастыря и без потерь ушли от преследования по горам.

Известность Андранику принесло и участие в так называемой Сасунской самообороне. В 1904 году Андраник, возглавив вооружённое восстание армянского населения Горного Сасуна, взял себе боевой псевдоним — Сасунский.

Боевые действия Андраника высоко оценила европейская пресса, так женевская газета «Frankfyrter Zeitung» писала: «С 1897 по 1904 гг. он провел 31 бой, но ни разу не был ранен».


Первая эмиграция

В 1904 году, после подавления турками Сасунской самообороны, Андраник покинул Западную Армению. Побывав в Иране, Баку и Тифлисе и восстановив контакты с лидерами армянского национального движения, он отправился в Европу — здесь во Франции, Швейцарии, Бельгии, Англии, Болгарии он занимался информационно-пропагандистской деятельностью в поддержку национально-освободительной борьбы армян Западной Армении.

В 1906 году Андраник издал в Женеве (Швейцария) свои «Боевые инструкции» — наставления по ведению гайдуцкой борьбы.

С 1907 года — в Болгарии. Здесь Андраник установил контакты с членами революционной македонской организации, боровшейся за освобождение от османского ига. В 1907 году на IV съезде партии «Дашнакцутюн» Андраник объявил о выходе из её рядов из-за несогласия с действиями руководства, направленными на налаживание сотрудничества с младотурками.



Первая Балканская война

В 1912 году, с началом войны Сербии, Греции, Болгарии и Черногории против Османской империи, Андраник и Гарегин Нжде организовали из добровольцев-армян (273 человека) армянскую роту. В составе Третьей болгарской бригады в октябре 1912 года бойцы двинулись на фронт. Андраник и его отряд участвовали в разгроме турецкого корпуса генерала Явера-Паши, в ноябре 1912 года у села Мерхамли (болг.)русск. на берегу реки Марицы в Беломорье. За это сражение и за участие в войне, Андраник 16 января 1913 года получил болгарское гражданство и звания офицера. Болгарское правительство Андранику назначил пенсию. Андраник последовательно получил «Воинские кресты за отвагу» IV (посеребренный), III (посеребренный) и II (позолоченный) степени.

Добровольческий отряд был расформирован в мае 1913 года. В преддверии войны между Болгарией и Сербией Андраник «ушёл в отставку» и до августа 1914 года жил как фермер в деревне недалеко от Варны.



Кавказский фронт Первой мировой войны

Первую мировую войну Андраник встретил в Болгарии, правительство которой, однако, склонялось к союзу с Германией против России, поэтому с последним русским кораблём Андраник покидает Болгарию и через Ялту, Туапсе, Поти, и добирается до Тифлиса, где 12 августа 1914 года встречается с помощником главнокомандующего Кавказской армией генералом Мышлаевским и заявляет о готовности участвовать в возможной войне против Турции (Россия объявила Турции войну 2 (15) ноября 1914).


Позиции русской армии под Сарыкамышем

Богатый опыт боевых действий против турецких войск и доскональное знание специфики будущего театра военных действий оказываются востребованы русским командованием, и Андранику поручают сформировать и возглавить первую добровольческую армянскую дружину (отряд). Дружина, сформированная из армян, не имевших российского подданства, а также российских армян, не подлежавших призыву, впоследствии отличилась в составе русских войск Кавказской армии в боях за взятие Вана, Битлиса, Муша, в сражении при Дилмане (апрель 1915 года). Сам Андраник за личное мужество в боях в 1915—1916 гг. был награждён Георгиевской медалью IV степени, Георгиевскими крестами IV и III степени, орденами Св. Станислава II степени с мечами и Св. Владимира IV степени.

В марте 1916 года, после того как командующим Кавказской армии генералом Юденичем было принято решение переформировать армянские добровольческие формирования в стрелковые батальоны в составе русских частей, Андраник подал в отставку и покинул фронт.

В 1916—1917 гг., находясь в Тифлисе, а затем на Северном Кавказе, Андраник организовывал помощь для армянских беженцев, принял участие в I съезде Западных армян, организовал издание газеты «Айастан» (в противовес дашнакской печати, которая вводит «в заблуждение простодушных людей, в превратном виде представляя события», не останавливаясь даже перед клеветой и преследованием Андраника и его друзей, 1917—1918), выступавшей за сплочение сил восточных и западных армян.


1917—1918

Андраник (в центре) во время первой мировой войны
После февральской революции, при Временном правительстве России, к середине июля 1917 года, на Кавказском фронте по предложению армянских общественных организаций Санкт-Петербурга и Тифлиса было создано 6 армянских полков. 13 декабря 1917 года новый главнокомандующий Кавказским фронтом генерал-майор Лебединский образовал добровольческий армянский корпус, командующим которого был назначен генерал Товмас Назарбеков (позднее — главнокомандующий вооружёнными силами Республики Армении). Позднее в армянский корпус вошла также Западноармянская дивизия под командованием Андраника (начальником штаба полковник Зенкевич).

Западноармянская дивизия состояла из трёх бригад:

Эрзрумский и Ерзнкайский полки (по два батальона), 2 горные батареи, конный полк (300 всадников)
Хнусский и Каракилисский полки (по два батальона), 2 горные батареи
Первый Ванский полк (два батальона), 2 горные батареи, Зейтунский конный полк (300 всадников).
5 (18) декабря 1917 года между русскими и турецкими войсками было заключено так называемое Эрзинджанское перемирие. Это привело к массовому отходу русских войск из Западной (Турецкой) Армении на территорию России.

В интервью корреспонденту газеты «Мшак» Андраник заявил:

«Кавказские народы должны относиться к русскому народу с пониманием, принимая во внимание, что от нашествия варваров их защищал русский солдат. Гянджинский инцидент наводит на грустные размышления. Нельзя так относиться к сынам России, проливавшим на протяжении трёх лет борьбы свою кровь в наших горах. Русский народ не должен повернуться спиной к традиционному курсу своих отцов, предать забвению пролитую его отцами и дедами кровь на Кавказских горах… На Кавказе должна быть сохранена общероссийская государственность…

В феврале командование Кавказского фронта назначило Андраника руководителем обороны Эрзрума. В условиях распада Кавказского фронта и под натиском превосходящих сил турок, дивизия Андраника была вынуждена отступить (Андраник отступил по направлению Сарикамыш — Карс — Александрополь, обеспечив тем самым переселение западных армян в Восточную Армению). С целью обороны Александрополя во главе с Андраником была сформирована отдельная войсковая часть, которая была распределена по направлению к Ахалкалаку на территории около 70 км. После падения Александрополя (15 мая) армия Андраника отступила сначала в Воронцовку (сейчас Ташир), оттуда в Степанаван, затем в Дсех (здесь Андраника встретил Ованес Туманян)[7]. Из Дсеха Андраник во главе своей армии и с 25-30 тысячами беженцами отправился в Дилиджан[23]. Из Дилижана он отправился в Еленовку (Севан), затем в Нахичевань, откуда хотел перейти в Персию, встретить двигающиеся в сторону Баку английские войска и при их помощи через Ван проникнуть в Западную Армению и там продолжить освободительную борьбу.

Согласно британскому историку Марку Левену, после вывода российских войск из Восточной Анатолии там наступила «война всех против всех», в которой оставшиеся после геноцида 1915 года армяне боролись за выживание и стремились вернуть территории, полностью очищенные турками от армян. В ходе этого они систематически проявляли жестокость в отношении мусульман. Так, по утверждению Марка Левена, в массовых убийствах в Эрзинджане и Эрзуруме с конца января до середины февраля 1918 года было вырезано почти 10 000 человек. В регионе Карса армянские отряды, особенно те, которые возглавлял Андраник, совершили череду убийств, по словам британского консула «опустошали одно татарское (азербайджанское) село за другим».


Республика Армении

После провозглашения 28 мая 1918 года Первой Армянской республики у военачальника сложились весьма непростые взаимоотношения с её руководителями. Андраник не признал мира, заключённого между турками и армянским правительством (4 июня 1918 года, Батумский договор), так как по этому соглашению территория, подвластная дашнакскому правительству, ограничивалась Эриванским и Эчмиадзинским уездами, что составляло около 12 тысяч км², а остальная территория Армении, в том числе Западная Армения, была захвачена турецкими войсками.

В июне отряд Андраника с беженцами отступил через Дилижан — Севан — Нор Баязет — Селимский перевал к Джульфе и Хою (Иран) с целью оказать помощь скопившимся в Северном Иране армянским беженцам. Встретив сопротивление превосходящих сил турок, отряд Андраника с беженцами возвратился в Нахичеван.

14 июля Андраник направил телеграмму Степану Шаумяну, что Нахичеванский уезд «объявил себя неотъемлемой частью Советской Республики», и сам он со своим отрядом переходит в распоряжение и подчинение Центрального Российского правительства. 19 июля турки заняли Нахичевань и Джульфу. Андранику Сасунскому пришлось с беженцами (их уже было 35 тысяч) отступить в горы Зангезура.

Согласно армянскому историку Андранику Челепяну, отряд Андраника Озаняна сыграл решающую роль в обороне и спасение армянского населения этого края (около 60 тысяч) от истребления турецкими войсками и местными татарами.


Карабах

Как отмечает Йорг Баберовски, к сентябрю 1918 года отряды Андраника оказались у Шуши, где, как и в Зангезурском уезде, сеяли «смерть и разрушения». В связи с тем, что горный перевал у крепости Аскеран был перекрыт, Шуша оказалась полностью изолированной. Как только по городу поползли слухи о том, что город будет занят отрядами Андраника, в армянских кварталах начали раздавать оружия. Боевые дружины были сформированы мусульманами. После погромов 1905 года в городе оставались окопы, которые разделяли армянскую и мусульманскую части города. Эти окопы, по словам Баберовского, «были вновь заполнены вооружёнными людьми». Наступление армянских отрядов удалось сдержать курдским племенам из Джебраильского уезда в октябре 1918 года, а 25 сентября Шушу без какого-либо сопротивления заняли турецкие войска. Армянские градоначальники были вынуждены признать политический суверенитет Азербайджана над Нагорным Карабахом.

Армянское население Карабаха рассчитывало на то, что наступление отряда Андраника завершится объединением Карабаха с Арменией (Первой Республикой Армении). К концу октября Андраник сконцентрировал основные силы в селах Корнидзор, Тех и Хндзореск, пограничных селах между Зангезуром и Карабахом. Наступление, первоначально запланированное на 18 ноября, было отложено по просьбе армянских лидеров Карабаха, чтобы убедить местных мусульман не оказывать сопротивления. Однако эти попытки ни к чему не привели и 29 ноября Андраник начал наступление по направлению к Шуше. Дорога из Зангезура в Шушу проходила через 12 (13) мусульманских селений (ныне эта дорога известна как Лачинский коридор). Местные курды и азербайджанцы, опытные бойцы, под руководством Султан-бека Султанова оказали войскам Андраника серьезное сопротивление, после трех (двух) дней тяжелых боев отряду Андраника удалось захватить позиции мусульман и господствующие высоты. По пути на Шушу армянские формирования разрушили более 100 мусульманских деревень в Зангезурском уезде (подробнее см. раздел «Зангезур»).

К началу декабря путь на Шушу был открыт (до города оставалось 40 км). Но в селе Абдаляр выехавшие из Шуши англичане передали Андранику сообщение от командования союзных сил в Закавказье (командир Генерал В. Томсон), о том, что любые военные действия после окончания войны отрицательно скажутся на решении Армянского вопроса, и что он должен немедленно вернуться в Зангезур и дают обещание решить вопрос мирным путём. Андраник, разделяя веру своего народа в союзников, возвратился назад в Зангезур. Весной 1919 года при содействии генерала Томсона частичная власть правительства Азербайджанской Демократической Республики в Нагорном Карабахе была восстановлена. Так, ещё в январе Томсон, по словам Баберовского «издал распоряжение наделить азербайджанского генерал-губернатора властными полномочиями относительно Зангезурского, Шушинского, Джебраильского и Джеватского уездов».


В эмиграции

Разочаровавшись в политике как со стороны государств Антанты, так и большевиков по отношению к Армении и не смирившись с дашнакским правительством, Андраник оставил Зангезур и через Сисиан — Даралагез — Давалу в апреле 1919 года прибыл со своим отрядом в Эчмиадзин. Здесь он распустил отряд, все имущество сдал католикосу и отправился в Тифлис, где несколько дней гостил у Ованеса Туманяна. Далее Андраник направился в Батуми, откуда и отбыл в эмиграцию. Находясь проездом в Тифлисе, Андраник сказал:

«Я никогда в своей жизни не стремился к личному счастью и благополучию. Я постоянно стремился только к одному и боролся только за одно — за свободу и благополучие своего народа. Я не ищу признания своих заслуг и желаю лишь, чтобы был счастлив народ, которому я служу всю свою жизнь».


Андраник был во Франции и Англии, а затем переехал в США, однако вскоре по приглашению Погоса Нубара прибыл в Европу для поддержки освободительной борьбы армян Киликии.

Весной 1921 года в Париже, Андраник женился во второй раз на Нвард Кюркчян. На свадьбе крестным был Погос Нубар.

С 1922 года живя в США (Андраник, обосновавшись в калифорнийском городе Фрезно, занимался земледелием), продолжал оказывать содействие армянам диаспоры, организовывал пожертвования в пользу армянских беженцев и сирот.

Умер Генерал Андраник 31 августа 1927 года (от проблем с сердцем) в Ричардсон Спрингз, у города Чико, Калифорния (США).

Я не успел завершить своё дело… арм. Գործս կիսատ մնաց... — последние слова Андраника.
— «Զորավար Անդրանիկ» (Зоравар Андраник), Андраник Челепян, стр. 655

В январе 1928 года его останки были перевезены в Париж и захоронены на кладбище «Пер-Лашез», а в 2000 году — с почестями перезахоронены в Ереване, на кладбище героев Ераблур.

В нескольких странах (Армения, Франция, Аргентина, Болгария) именем Андраника названы площади, улицы, школы, магистраль Гюмри—Карс и часть магистрали 314 Коннектикута, США, станция метро в Ереване, установлены памятные доски и памятники:

Бухарест, Румыния — памятник воздвигнут по инициативе патриотической организации «Вишап» («Дракон»). Открытие памятника Андраника состоялось 13 апреля 1936 года.
Варна, Болгария — открытие памятника Андраника состоялось 10 июля 2011 года.
Ле-Плесси-Робинсон, Франция — открытие памятника Андраника состоялось 4 июня 2005 года в центральном парке парижского пригорода Плесси-Робенсон. Скульптура передана в дар городу ереванским муниципалитетом Арабкир.
Ереван, Гюмри (1989 г.), Уджан (1967 г.) и так далее.


Награды

Генерал Андраник был награждён высокими государственными наградами Болгарии (Орден «За храбрость»), Греции(Военный крест II степень) , России (Георгиевский крест и сабля, ордена Св. Станислава и Владимира), Франции (Орден Почётного легиона) и орденом Святого Григория Просветителя первой степени (Первопрестольный Святой Эчмиадзин)

Россия, Российская империя

Георгиевский крест III, IV степени 1915—1916
Георгиевская медаль IV степени 1915—1916
Орден Святого Владимира IV степень с мечами и бантом 1915—1916
Орден Святого Станислава II степень с мечами 1914—1916

иностранные:

Болгарское царство Воинский крест «За храбрость» II, III, IV степени 1913
Французская республика Орден Почётного легиона Кавалер (Рыцарь) 1919
Королевство Греция Greek War Cross 1917 Военный крест II степень 1920
" YA ZERKALO OTRAJAYUSHEE TEBYA SAMOGO, YA OTVECHAYUSHEE TEBE - EXO TVOYO "
Аватара пользователя
grqo
Активный участник
Активный участник
Информация: Показать детали

Великие люди Армении !!!

Сообщение:#66  Сообщение grqo » 31 июл 2016, 21:29

Ла́зарь Ма́ркович Серебряко́в (до службы на флоте Казар Маркосович Арцатагорцян) (1792—1862) — адмирал, участник Кавказских походов и Крымской войны, член Адмиралтейств-совета.

Изображение

Родился в 1792 году в Карасубазаре, происходил из армянских дворян, армяно-католического вероисповедания.

Военную службу начал в 1810 году волонтером в Черноморском флоте, в 1814 году произведён в гардемарины, в 1815 году — в мичманы, в 1820 году — в лейтенанты и в 1828 году — в капитан-лейтенанты с назначением состоять при начальнике Главного морского штаба.

В 1828—1829 годах Серебряков принимал участие в кампании против турок. В кампании 1828 года отличился при взятии Анапы, а затем при блокаде Варны, за что был награждён орденом св. Владимира 4-й степени с бантом. В кампании 1829 года Серебряков находился при взятии Месемврии и Мидии. За отличия против турок он был зачислен в Гвардейский экипаж.

В 1832 году он получил чин капитана 2-го ранга и до следующго года находился в составе экспедиционного отряда генерала Муравьёва под Константинополем и в Египте.

В 1834 году Серебряков получил в командование корабль «Полтава» и находился в регулярных плаваниях у Кавказских берегов Чёрного моря и вплоть до начала 1850-х годов неоднократно бывал в делах с горцами. 6 декабря 1836 года награждён орденом св. Георгия 4-й степени (№ 5459 по кавалерскому списку Григоровича — Степанова). В 1837 году он получил чин капитана 1-го ранга с назначением дежурным штаб-офицером по морским делам при штабе командующего Кавказской линией и 8 октября следующего года произведён в контр-адмиралы с назначением в свиту его величества, тогда же за отличия против горцев он был награждён орденом св. Владимира 3-й степени. Также 6 апреля 1838 года ему была пожалована золотая полусабля с надписью «За храбрость».

В 1839 году назначен командиром 1-го отделения Черноморской береговой линии и начальником Новороссийского порта. В 1840 году награждён орденом св. Станислава 1-й степени, в 1842 году — орденом св. Анны 1-й степени и 1844 году ему была пожалована императорская корона к последнему ордену.

В 1848 году Серебряков получил чин вице-адмирала и орден св. Владимира 2-й степени, в 1850 году — орден Белого Орла.


Кавказская кампания Крымской войны
См. также: Кавказская кампания Крымской войны и Черноморская береговая линия

В 1851 году назначен начальником Черноморской береговой линии и в следующем году удостоен ордена св. Александра Невского.

С началом Крымской войны Серебряков возглавлял береговую оборону в портах на Черноморском побережье Кавказа и эвакуацию сокращённых крепостей в Черномории. При перенесении военных действий к Карсу Серебряков руководил отбитием прибережных укреплений, занятых турками в Грузии.

В 1856 году Серебряков был отставлен от занимаемых должностей, произведён в адмиралы и назначен членом Адмиралтейств-совета.

Жизнь адмирала оборвалась в результате несчастного случая. В 1861 г. Лазарь Маркович во время поездки в своё крымское имение при неудачном спуске экипажа с горы серьезно повредил ногу, после чего уже не смог ходить. А в довершении по прибытии в Петербург сильно простудился и после непродолжительной болезни 28 февраля (по другим данным 18 февраля) 1862 г. скончался и был похоронен в Карасубазаре в Крыму в фамильном склепе.


Семья

Жена - Анастасия Мурзиева (по другим сведениям - Мурзаева), уроженка г. Карасубазар (современный Белогорск, Крым).

Дети: Старший сын Л. М. Серебрякова Марк, в чин капитан-лейтенанта произведён с 1853 года, за 18 морских компаний в 1853 г. был награждён орденом св. Георгия 4-й степени, с началом Крымской кампании по личному настоянию был переведён в действующие силы в Севастополе, назначен старшим офицером в передовые ложементы на Камчатском люнете, убит вражеской гранатой в ночь с 22 на 23 марта 1855 года и похоронен в Ушаковской балке (могила не сохранилась).

Другие дети: Егор, Иван, Николай (1838 г.р.).

Имения: родовое в Симферопольском уезде (1500 десятин, 18 душ крестьян с землёй).


Отзывы современников

Г. И. Филипсон в своих воспоминаниях оставил следующую характеристику Л. М. Серебрякова: «Лазарь Маркович Серебряков был личность очень заметная… Во флоте Серебряков играл очень скромную роль и не имел славы хорошего морского офицера… Серебряков успел войти в милость у князя Меншикова, который, как говорят, давал ему иногда довольно грязные поручения. Серебряков имел бойкие умственные способности, много азиатской хитрости, расположение к военному делу и торговле и эластичную совесть… В 1837 году Серебряков был послан к Вельяминову, который ценил его деятельность, здравый смысл и распорядительность».

Отзыв этот как будто не слишком лестен для Лазаря Марковича, что следует отнести к тому обстоятельству, что Филипсон силою карьерного движения оказался в оппозиции к тогдашнему Кавказскому наместнику, князю Воронцову, который, в свою очередь, благоволил начинаниям Серебрякова. (Кстати, хулитель адмирала погиб, по странному стечению обстоятельств, так же как и тот, на которого он написал свой пасквиль - зимой в дорожной катастрофе).

Другой, более нам известный современник Лазаря Марковича, адмирал П.С.Нахимов, в своём письме к нему по поводу гибели старшего сына Лазаря Марковича, Марка, писал так:

"Милостивый государь Лазарь Маркович! Доблестная военная жизнь ваша даёт мне право говорить с вами конкретно, несмотря на чувствительность предмета. Согласившись на просьбу сына, вы послали его в Севастополь не для наград и отличий; движимые чувством своего долга, лежавшего на каждом русском и, в особенности, на моряке, вы благословили его на подвиг... Вы свято довершили свою обязанность, он с честью выполнил свою.

Почетное назначение - наблюдать за войсками, расположенными в ложементах перед Камчатским люнетом, - было возложено на него, как на офицера, каких нелегко найти в Севастополе и только вследствие его желания.

Каждую ночь, осыпаемый градом пуль, он ни на минуту не забывал важности своего поста и к утру с гордостью мог указывать, что бдительность была не даром - с минуты его назначения неприятель, принимаясь вести работы тихой сапою, не продвинулся ни на вершок.

Несмотря на высокое самоотвержение своё, ни одна пуля его не задела, а всемогущему Богу было угодно, чтоб случайная граната была причиною его смерти, в один час ночи с 22 на 23 число он убит!!

В Севастополе, где весть о смерти почти уже не производит впечатления, сын ваш был одним из немногих, на долю которого досталось искреннее соболезнование всех моряков и всех. знавших его; он погребён в Ушаковской балке. Провожая его в могилу, я был свидетелем непритворных слёз и грусти окружающих...

Сообщая эту горестную весть, я прошу верить, что вместе с вами и мы, товарищи его, разделяем ваши чувства. Прекрасный офицер, редких душевных достоинств человек, он был украшением и гордостью нашего общества, а смерть его мы будем вспоминать как горькую жертву необходимости для искупления Севастополя..." (Нахимов, 1854, с. 488-489)


Память

В сентябре 1977 г. исполком городского Совета Новороссийска принял решение - ул. На­бережную впредь именовать Набережной имени адмирала Серебрякова. На этой набережной сооружен памятник основателям города М. П. Лазареву, Н. Н. Раевскому и Л. М. Серебрякову.

21 мая 1955 года по инициативе адмирала флота И.С. Исакова командование Военно-морского флота СССР перезахоронило прах адмирала из семейного склепа в Карасубазаре на Братское кладбище на Северной стороне г. Севастополя. На памятной стеле из серого бетона на могиле адмирала была утверждена белая мраморная мемориальная доска следующего содержания:

Основатель города и порта Новороссийска командующий Приморской кавказской оборонительной линией в войне 1853-1856 гг. адмирал Л.М.СЕРЕБРЯКОВ 3.III.1797-28.II.1862. Заботой моряков Черноморского флота прах перенесён 21 мая 1955 года из фамильного склепа в Белогорске /Карасубазар/

В настоящее время первоначальный монумент на могиле и плита на нём не сохранились (местонахождение плиты также неизвестно). Между 1997 и 2014 годами стела подвергалась замене: в настоящее время на месте захоронения находится гранитная стела с выбитой надписью "Адмирал Серебряков Лазарь Маркович 3.III.1972 1862.II.28 основатель города и порта Новороссийска командующий Приморской Кавказской оборонительной линией в войне 1853-1856 гг."
" YA ZERKALO OTRAJAYUSHEE TEBYA SAMOGO, YA OTVECHAYUSHEE TEBE - EXO TVOYO "
Аватара пользователя
grqo
Активный участник
Активный участник
Информация: Показать детали



Вернуться в История, религия, культура, традиции...



 


  • Похожие темы
    Комментарии
    Просмотры
    Последнее сообщение

Активность

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 2

⇑ Наверх
⇓ Вниз